↑ Вернуться > Краеведение

Поселок Гвардейское. Неизвестное об известном: исследование ведет библиограф

 

Поселок Гвардейское. Неизвестное об известном

Придя в библиотеку, немногие знают, что среди библиотечной братии существует такая профессия – библиограф. Кто же он − этот скромный служитель книжного храма?

Если вы нуждаетесь в поиске нужной информации, испытываете затруднения, с трудом ориентируясь в литературном потоке, Вам всегда поможет «лоцман книжных морей» − библиограф.

Современная  библиотека−это информационный центр, и потому сегодня к ее помощи прибегают  люди, которые порой очень далекие от литературы. Часто они даже не подозревают, что именно здесь им могут помочь в разрешении сложных вопросов, а возможно, и жизненных ситуаций.

Ежегодно, летом в центральной  библиотеке п. Гвардейское появляются путешественники − из Москвы, Петербурга, Волгограда, Германии, Голландии. Это – потомки немцев, проживавших на территории бывшего села Спат (ныне поселок  Гвардейское) и других немецких поселений и колоний Крыма. Этим людям интересна любая информация о своих предках : домах, где проживали их родители, деды прадеды; школах, где они учились и даже учреждения, откуда немцы  были высланы за пределы  полуострова.

Библиотекари собрали информационное пресс-досье по истории поселка Гвардейское и охотно предоставляют его интересующимся. Работа по поиску и сбору информации не прекращается, ее ведут все специалисты библиотеки, собирая факты и документы  по крупицам. По краеведческому литературному массиву исследование провел библиограф и  в пользование читателям  предоставил вариант истории поселка, опираясь на книжные источники и ресурсы Интернета.

Исследование ведет библиотека

История Крыма насчитывает немало фактов, когда для развития и процветания края трудились представители разных народов − коренных и переселенцев. Люди разных национальностей  бок о бок проживали на территории полуострова, поднимая и благоустраивая его, вкладывая в этот созидательный труд все силы и душу, все они по праву считали  Крым своей Родиной.

IMG_20170326_223633_77

Со времен Петра I в Россию хлынул поток иностранцев, главным образом, наиболее передовых стран Европы, куда и было «прорублено окно». Среди них встречались  крупные ученые, и именно их трудами начинает развиваться русская наука, их ученики прославили, создали ей мировой авторитет. Среди иностранцев   больше всего было немцев. И это естественно: немцы жили по соседству с Россией, часть их жила прямо на землях, входивших в состав Российской державы.

Черты одного народа дополнялись чертами другого и получался весьма интересный сплав. По этому поводу один из великих русских писателей замечает: «Ах, было, было в душе нашей варварской, нашей отсталой, нашей некультурной, нашей старорежимной родины какое-то могучее очарование, которое пленяло и акклиматизировало души коренных иностранцев, чему доказательно — многие сотни известных имен и тысячи неизвестных»

IMG_20170326_223633_77Немцы занимались в России не только наукой. Д. Лихачев   приводит ряд примеров: «Те, кто хоть немного знаком с историей, знают, что немцы в последние три столетия внесли крупный вклад в развитие отечественной науки и культуры. Навсегда вписаны в нашу историю имена Барклая де Толли и еще героя войны 1812 г. — партизана Фигнера. В форме русского офицера сражался под Бородином и получил в награду за храбрость золотую саблю Карл фон Клаузевиц. А декабристы Пестель и Кюхельбекер, Лорер и Штейнгель, основатель отечественной археологии академик Кеппен и петербургский купец Шлиман, открывший Трою! А писатели Фонвизин, Дельвиг, художники Брюллов, Рерих, скульптор Клодт!»

IMG_20170326_223552_71Разумеется, Крым, как и другие части Российской державы, не был обойден вниманием немцев. Если вспомнить только историков и археологов, имевших отношение к Крыму, то получится довольно внушительный список. Это и  М. Туманн, автор раздела о Крыме в «Землеописании» Бюшинга, автор первой книги общего характера о Херсонесе  Б. В. Кене «Исследования об истории и древностях города Херсонеса Таврического» (в нем дана история этого древнего города, в первую очередь, на основании нумизматических данных). На полуострове не только были, но и имели  собственное жилье в Крыму крупнейшие ученые своего времени-  Петр Симон Паллас, Петр Кеппен и другие, много сделавшие для истории полуострова.

К. Е. Думберг около 10 лет был директором Керченского музея, он первым провёл систематические раскопки городища Пантикапея на северном склоне горы Митридат. Ф. А. Браун в 1890 г. производил раскопки на Мангупе; Л.Э. Стефани, Э.Р. фон Штерн — один в Петербурге, другой в Одессе много писали о Крыме. Первым, кто предложил «надлежащие меры к сохранению памятников древности в Тавриде», был академик Г. К. Э. Келер.

Поселок Гвардейское Симферопольского района (в прошлом − территория с. Спат и с. Шунук)  был местом, где в 1882 году поселилось 37 семей немцев-меннонитов, купивших   у местного помещика Сомова 3870 десятин земли. Примерно  к этому времени 10 семей колонистов осели в Шунуке. Село Спат Симферопольского уезда — одна из наиболее известных колоний  меннонитов в Крыму.

Меннони́тство — одно  из  христианских протестантских направлений, названное  по имени основателя, Менно Симонса (1496—1561), голландца по происхождению. Меннонитство возникло в 1530-е годы.  В основе этого вероучения  лежат идеи неприменения силы и непротивленчества: меннониты по своим религиозным убеждениям отказываются брать в руки оружие, проповедуют смирение, отказ от насилия, второе пришествие Христа, не признают крещение детей. Принципиальный пацифизм меннонитов, вступавший в противоречие с интересами государств, в которых они проживали, породил специфическую форму пассивного протеста: каждый раз, когда государственные власти пытались заставить меннонитов проходить службу в армии, они выбирали для себя массовую эмиграцию.

IMG_20170326_223520_67Меннониты имеют особое этническое самосознание. Часть их считают родным немецкий язык, а часть осознают себя « особой нацией» или голландцами. Меннониты были наиболее зажиточными среди народов, переселявшихся в Крым и имевших большой  опыт ведения хозяйства. Они были знатоками в области садоводства, виноградарства, животноводства, ряда ремесел.

Меннониты Крыма, проживающие в Евпаторийском, Симферопольском и Перекопском уездах, были объединены в Спатскую менннонитскую братскую общину, принадлежащую к новоменнонитскому направлению, а  колония Спат стала  духовным центром меннонитско- братской  общины. Здесь же, в колонии в конце 19 — начале 20 века братья Яков и Абрам Крекеры первоначально развернули свою издательскую деятельность. В 1921 году в этой же колонии поселился вернувшийся из Индии знаменитый меннонитский миссионер А.И. Фризен.

Немецкие колонисты отличались огромным трудолюбием, экономностью и аккуратностью. Будучи в массе своей по социальному происхождению крестьянами, они прививали в крае высокую культуру сельскохозяйственного производства, применяя многие достижения науки и техники в своих хозяйствах.

В селе Спат немецкие поселенцы часть земли, приобретенной  ими  в 1882 году,  обрабатывали сами, а часть сдавали в аренду безземельным односельчанам за треть урожая. В 1895 году колонист Лангеман вместе с еще одним  местным предпринимателем построил в селе чугуннолитейный  завод, который выпускал простейшие молотилки, косилки и другое сельскохозяйственное оборудование. Через два года Лангеман построил большую мельницу «Таврида», а несколько других богатых колонистов — еще 2 мельницы и шпагатно- канатную фабрику.

Вот какие воспоминания  своей матери о немецких колонистах приводит житель Крыма В.А. Печковский в письме в газету «Ноффнунг», печатный орган Республиканского общества немцев Крыма «Видергебург»: «Немецкие колонисты сыграли огромную роль в хозяйственном освоении нашего края. Они пользовались большим авторитетом среди местного населения за свой труд, за свои передовые методы хозяйствования. Мои прадедушка и прабабушка имели пятерых детей (у немецких колонистов была высокая деторождаемость, в  среднем – 8 детей, известен случай −22 ребенка в одной семье − авт.). Все члены семьи работали. Работа была налажена так, что доход семье давали не только взрослые, но и дети. Дети пасли гусей, свиней, выращивали кроликов и голубей. Жили мои предки в   деревне Старые Лезы (ныне это село Скворцово−авт.) дружно, жизнерадостно, трудясь от зари до зари. В воскресенье позволяли себе отдых на море. Излишнюю продукцию продавали в Симферополе, это — масло, яйца, арбузы, дыни. Моя мама рассказывала также, что у моих предков и у моего дедушки Филиппа Литтау были большие виноградники, из винограда которых делали большое количество вин. В добротных больших погребах хранились  большие 500-литровые бочки вин. В 1926 году мои родственники,  а их было чуть больше половины деревни, решили продать своих волов, часть лошадей и купить трактор  «Форзон» для совместной обработки почвы. И когда соседи, жители деревни, увидели трактор «Форзон», их удивлению не было предела. Незабываемое впечатление − в деревне появился трактор, которым не только пахали землю, но и косили, боронили, молотили, сеяли и вообще применяли во всех случаях как тягловую силу. Если у других хозяев в деревне полевые работы были только в разгаре, то у нас они уже заканчивались».

Традиционно немецкие поселенцы  относились с большим уважением к грамоте и стремились к тому, чтобы их дети могли учиться. Среди народов, населявших Таврическую губернию в 19-20 вв. и имевших свои учебные заведения, выделялись немецкие колонисты. В  начале 20 века  в селе Спат  было открыто центральное немецкое училище, где обучалось около 70 детей (сейчас это здание центральной библиотеки в поселке Гвардейское). Это была школа высшего порядка, педагогический коллектив которой включал законоучителя — пастора. В учебном заведении изучались русский и немецкий языки, теория словесности, арифметика,  геометрия, физика, религия, всеобщая история, география,   «практические уроки музыки»,  пение, рисование и  гимнастика. Также в Спате действовали немецкие школы второй ступени.

В 1914 году началась первая мировая война, в которой ранее дружественные Россия и Германия оказались уже по разные стороны баррикад. В этих условиях крымские колонисты, когда-то радушно приглашенные на крымскую землю, стали подвергаться различного рода гонениям и лишениям. В общественных местах запретили говорить по- немецки, было запрещено чтение на немецком языке проповедей и отправление иных религиозных обрядов, общественные собрания немцев более трех человек объявлялись нелегальными. В августе 1914 года произошла   первая депортация немцев за пределы полуострова. В 1915 г. в с. Спат  проведен обыск у меннонитского миссионера А.И. Фризена [ЦГИАК Украины- Ф.313.оп.2,л.3235,л.106].

После Февральской  революции  1917 года была намечена полная ликвидация всех немецких колоний. В марте 1918 года  после заключения Брестского мира советской властью было принято решение запретить возвращение переселенцев в Крым. Как следствие, началась новая волна эмиграции колонистов из Крыма. Много бед также доставила им последовавшая за революцией Гражданская война.

После окончательного установления в ноябре 1920 года в Крыму советской власти для крымских немцев начался новый период в их жизни. Немцы занимали выжидательную позицию и не принимали активного участия в работе органов управления. Ситуация несколько изменилась после образования в 1921 году Крымской АССР. Были сняты некоторые ограничения на пути участия немцев в общественной жизни республики. Закончился голод 1920-1922 годов, вызванный невиданной за предыдущие полвека засухой 1921 года с нашествием саранчи и проливными дождями 1922 года (тогда по Крыму погибло около 40 % посевов, 2/3 крупного рогатого скота, в немецких колониях общие потери были несколько ниже, было намного меньше жертв и среди людей). Последующая политика НЭПа в определенной степени восполнила потери и оживила жизнь немцев на селе. Появилась своя печать- начали издаваться две религиозные газеты, газета « Молот и плуг», открылись национальные школы и избы- читальни со штатом из числа наиболее образованных немцев. В немецких колониях проводятся митинги, встречи, собрания. Агитаторы- коммунисты ездили по уездам.

Вот отчет только одной поездки  в с. Спат в январе 1921 г. «Агитаторов поехало 2 человека. В воскресенье на собрании присутствовало 300 человек крестьян. Перед ними выступили с докладами на тему «Что такое Советская власть? и « Революционное движение в Германии и Австрии».  Доклады слушали с большим интересом, особенно второй. Обещали не срывать посевную кампанию, но просили лошадей (из 300-т за период войны осталось 27)». [ГААРК.-Ф.П-1,оп1.,д.106,л.3].

Из докладной записки немецкой секции Агитационно- пропагандистского отдела Крымского обкома ВКП(б):  « Пора перестать видеть в немцах — колонистах одних кулаков. Они в большинстве своем  честные труженики…Тяжелая перспектива увековечения голода…вынуждает  возложить на немецкие хозяйства задание высокого государственного значения, использовать их трудоспособность и высокую технику». [ГААРК.-Ф.П-1,оп.1,д.200,л.131].

1926 год был отмечен выставленными требованиями к Советской власти со стороны меннонитов: правом тайного голосования в Советы и свободой издания религиозной литературы с угрозой эмиграции в Америку.

1929 год. Угроза немцев об эмиграции стала реальностью: из Крыма выехало 1000 человек. Причин массового желания  немцев покинуть Крым  высказывалось предостаточно и особе  значение в списке претензий к Советской власти занимало отношение к религии: лишение права голоса проповедников, запрещение преподавания Закона Божьего в школе, запрещение распространения религиозной литературы (в том числе и календарей с религиозными праздниками), активная антирелигиозная пропаганда в школе(ГААРК.Ф.П-1, оп.1,д.912,л.60). Настроенные на отъезд меннониты объясняли свое решение так: «Жить в СССР невозможно, потому что социализм и религия не совместимы». При этом экономические проблемы ставились на второй план, а требование: «Дайте свободу молиться» − на первый [ГААРК.- Ф.П-1,оп.1, д.1033,л.18].

Эмиграционный процесс  в 1929 году властям остановить удалось, в тот же период случился и перелом в настроении меннонитской молодежи к вопросу о воинской службе и их желании нести службу в Красной Армии с оружием в руках [ГААРК.-Ф.П-1,оп.1,д.910,л.8].

Вместе с тем в конце тридцатых годов международная обстановка   стала накаляться вновь. Проводимая в этих условиях официальными  советскими властями политика тотальной подозрительности опять не могла не сказаться на судьбе крымских немцев. В 1938 году правительство СССР закрыло все немецкие национальные сельсоветы и немецкие национальные школы,  другие учебные заведения и  духовные учреждения. Были ликвидированы все немецкие книжные издательства. Закрыты редакции немецких газет и журналов. Военнообязанных крымских немцев перестали приписывать к воинским частям и призывать на воинскую службу, а мужчины на тот момент составляли 45% немецкого населения Крыма.

Жертвы политических репрессий:

Классен Иван Яковлевич,1896 года рождения, немец, из крестьян, беспартийный, женат, образование низшее, место жительства до ареста- Симферопольский район, счетовод колхоза д. Спат, арестован 11.11.1937 г Симферопольским РО НКВД Крыма; ст. 58-10 УК РСФСР: фашистская пропаганда ,осужден 10.11.1938 г. Тройкой НКВД Крыма к расстрелу, реабилитирован 28.11.1989 г. Прокуратурой Крымской обл. [ГААК, ф.р-4808.оп.1.д.016324].

Штумфель Эльза-Лотта Людвиговна, 1909 года рождения, немка, из служащих , член КПГ, кандидат в члены ВКП(б), не замужем, образование высшее( пединститут), место жительства до ареста – Симферопольский район, учительница средней школы д. Спат, арестована 29.05.1938 г. УГБ НКВД Крыма, ст.56-6 УК РСФСР: шпионаж в пользу Германии,22.09.1938 г. УГБ НКВД Крыма дело прекращено, покончила жизнь самоубийством в тюрьме 20.09.1938 г., реабилитирована 20.01.1999 г. прокуратурой АРК [ГААРК,ф.р-4808.оп.1,д.03302].

Энслен Эммануил Готфридович, 1879 года рождения, немец, место жительства до ареста Симферопольский  район, учитель в д. Спат, арестован 03.06.1935 г. СПО УНКВД Крыма, ст.58-10,11 УК РСФСР: связь с кулаками и антисоветская агитация, осужден 21.11.1935 г. Главным судом Крыма к 10 годам ИТЛ, реабилитирован 13.08.1992 г. Прокуратурой Украины, ГУ СБУ в Крыму, д.019339.

Приб Рейнгольд Фридрихович, 1896 года рождения, немец, из крестьян, беспартийный, женат, образование низшее, место жительства до ареста Симферопольский район, заместитель председателя Спатского сельпо, арестован 20.06.1938 г. ОО ГУГБ НКВД Черноморского флота, ст.58-6,9, 11 УК РСФСР: член фашистской шпионской диверсионной вредительской организации, осужден 29.10.1938 г. Тройкой НКВД Крыма к расстрелу, реабилитирован 30.12.1958 г. ВТ Черноморского флота [ГААРК, ф.р-4808, оп.1,д.011188].

Гаас Рберт Александрович, 1903 год рождения,немец,из крестьян,беспартийный, женат, образование низшее, место жительство до ареста — Симферопольский район, составитель поездов станции Сарабуз ( территория с. Спат- ныне ст. Остряково-авт.) арестован 31.12.1937г.ОДТО ГУГБ НКВД ст. Симферополь. Ст.58-9,10,11 УК РСФСР : член троцкистско-диверсионной организации, антисоветская деятельность, осужден 09.01.1938 г. Двойкой НКВД Крыма к расстрелу, расстрелян 08.06.1938г.,реабилитирован 25.07.1990 г. Прокуратурой Крымской области [ГААРК. Ф.р-4808,оп.1,д.018219].

Дубс Альберт Иванович,1905 года рождения, немец, из крестьян , беспартийный, женат, образование низшее, место жительства до ареста Симферопольский район, кладовщик Сарабузской МТС, арестован 09.12.1936г. Симферопольским РО НКВД Крыма, статья 58-11 УК РСФСР: член фашистской повстанческой организации,17.01.1937 г. УГБ НКВД Крыма освобожден из- под стражи за недоказанностью обвинения [ГААРК, ф.Р-4808,оп.1,д.01257].

Райнберг Эйген Иванович, 1911 года рождения, немец из рабочих, беспартийный, женат, образование низшее, место жительства до ареста станция Сарабуз, грузчик станции Сарабуз Сталинской ж/д Крыма, ст. 58-9 УК РСФСР: член контрреволюционной немецко- националистической организации, осужден 19.02.1938 г. НКВД СССР  и Прокуратуры СССР к расстрелу, расстрелян 27.03.1938г.,реабилитирован 17.07.1990г. Прокуратурой Крымской области [ГААРК, ф.р-4808,0п.1, д.017989].

Рау Вильгельм Мартынович, 1897 года рождения, немец из крестьян, беспартийный, женат, образование низшее, место жительства до ареста Симферопольский район, грузчик станции Сарабуз, арестован 13.01.1938 г. ОДТО ГУГБ НКВД ст. Симферополь, ст. 58-6,10,11 УК РСФСР: член контрреволюционной немецкой диверсионной организации, осужден 19.02.1938г. Двойкой НКВД Крыма к расстрелу, реабилитирован 26.01.1962 г ВТ Одесского военного округа [ГААРК, ф.р-4808,оп.1,д.-01866].

Рей Иван Филиппович, 1897 года рождения, немец, из крестьян, беспартийный, женат, образование низшее, место жительства до ареста Станция Сарабуз Сталинской ж/д, ст.58-10 УК РСФСР: контрреволюционная агитация,05.07.1939 г. Прокуратурой Сталинской ж/д из-под стражи освобожден за недоказанностью обвинения [ГУ СБУ в Крыму, д.011877].

Тейхриб Яков Иванович, 1906 года рождения, немец из крестьян, беспартийный, женат, образование низшее, место жительства до ареста Симферопольский район, счетовод при заготпункте ст. Сарабуз Сталинской ж\д, арестован 29.12.1936 г. УГБ УНКВД Крыма, ст.58-9,10,11 УК РСФСР: член контрреволюционной организации, осужден 18.03.1937 г. ВТ Черноморского флота к 10 годам ИТЛ, реабилитирован 06.12.1960 г. Верховным Судом СССР [ГУ СБУ в Крыму, д.011605].

Вильямс Петр Петрович,1881 года рождения, д.Спат Симферопольского района, из крестьян, б/п, женат (2 детей), арестован в Симферопольском  районе,20 марта 1930 г. Выслан с семьей из Крыма, имущество конфисковано, инкриминировалась антисоветская агитация, реабилитирован 1 марта 1994 г. [архив ГУ СБУ в Крыму,дело № 05898].

Валл Иван Корнеевич, 1877 года рождения, д.Спат Симферопольского района, из крестьян, беспартийный, женат( 5 детей),арестован- Симферопольский район, фашистская пораженческая агитация, осужден к 10 годам ИТЛ, дело прекращено за недоказанностью обвинения [ГА АРК,ф.р-4808,оп.1,дело №01375].

Леткеман Николай Яковлевич, 1907 года рождения,д.Спат Симферопольского района, из крестьян ( кулаков),беспартийный, разведен, арестован город Джанкой, ст.58-10 УК РСФСР, антисоветская пропаганда, дело прекращено за недоказанностью обвинения, из-под стражи освобожден [ГА АРК, ф.р-4808.оп.1,дело02136].

Вессель Иван Андреевич,1922 года рождения, родился д. Картмышик (ныне с Шафранное), проживал в д. Спат, выслан с семьей в Якутию на шахты [со слов сына − Карпова О.И.  07.08.2018г.].

Репрессии против немецкой диаспоры в период Великой Отечественной войны явились продолжением курса, проводившегося еще  в Российской империи. Однако подлинно трагические последствия имела репрессивная политика советского государства к немецкой диаспоре после начала Великой Отечественной войны. Лояльность немцев  к советской власти была поставлена под сомнение. Официально объявлено о предстоящей депортации Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 августа 1941 года. Немцы обвинялись в сокрытии  в своих рядах шпионов и диверсантов. Правительство решило переселить всех немцев в Новосибирскую, Омскую области, Алтайский край, Казахстан и соседние местности.

Репрессивная политика в отношении немцев, начавшаяся с депортации, нашла свое продолжение в последующих мерах. В 1942 г. началась мобилизация немцев в рабочие колонны   (трудовую армию). Распорядок жизни в трудармейских лагерях был строго регламентирован. Фактически положение мобилизованных немцев ничем не отличалось от положения заключенных. Тяжелые условия жизни и непомерная физическая работа ( как для мужчин, так и для женщин)  приводили к смертности, порой достигавшей значительных масштабов.

Из воспоминаний Л.А. Крючковской, репрессированной из Крыма, деревня Спат:

«Шла осень 1941 года. Родители завершили строительство дома, он утопал в зелени сада, деревья ломились от обилия фруктов. Но было как-то тревожно, время от времени выли сирены, приближался фронт. Пришел однажды взволнованный отец и сказал: «На следующий день все немцы должны покинуть свои жилища, ничего из домов не брать, путь предстоит недолгий, а через месяц все вернутся». Наша семья состояла из шести человек: отца Альберта Адольфовича Брауна, 1905 года рождения, матери Эллы Лоренцевны Браун, 1910 года рождения, бабушки Каролины Эйгерис, братьев Альберта Альбертовича Брауна, 1932 года рождения и Виктора Альбертовича Брауна, 1940 года рождения, и меня — Люции Альбертовны Браун, 1937 года рождения. Ехали на подводах, в теплушках, шли пешком. Не хватало теплой одежды, сухих штанишек для малыша. Продвижение длилось месяца три. К концу пути оказались в небольшой деревушке близ Астаны (Акмолинска). Нашу семью поселили в домике, где была комната и кухня. Хозяйка была в отчаянии. У нее мы прожили какое-то время. Отца на следующий день после нашего приезда забрали в трудармию, а мама устроилась дояркой на ферму бруцеллезных коров. Старший брат Альберт, ему было девять лет, наотрез отказался идти в школу, стал работать на ферме, помогать маме. У них был отдельный у каждого заработок, его все равно не выдавали. Колхоз время от времени давал зерно. Его нужно было перебрать от сорняков, смолоть, потом печь. Нам повезло, на краю деревни стояло что-то похожее на заброшенную землянку, в ней мы стали жить. Зимой вход постоянно засыпало снегом, нас откапывали соседи. Не было одежды, мама и брат надеялись на свою зарплату: ей обещали телочку и двух овец, а брату — трех овец. Мечтали о теплой одежде. Встретили мы близ Акмолинска три весны. Помню чудесное зрелище: степь вся красная от цветущих тюльпанов. Мы там собирали кизяки, младшего брата можно было потерять в траве. Третья весна началась тревожно. Полная тяжелых предчувствий. Вокруг нас умирало много людей. К осени первым заболел старший брат, затем поместили в больницу маму, потом бабушку и меня. В глухую полночь 1944 года мама и бабушка почти одновременно умерли. У мамы мертвел язык, она старалась позвать старшего сына, но он был уже выписан из больницы, а я в безнадежном состоянии под чужим одеялом лежала в соседней палате. Брат принес для похорон умерших единственное наше одеяло теплое, маме — рубашку, бабушке — платье, но из больницы на кладбище их везли совершенно голыми, брат стеснялся подойти к могиле, посмотреть на них, попрощаться. Отца к нам не отпустили, а потом и сам он попал под вагонетку с углем — работал в подмосковном угольном бассейне. Нас с младшим братом сдали в детский дом. А старший, ему уже было 12 лет, уехал к отцу выручать его из беды, успеть увидеться. Добирался до отца без денег, на крышах вагонов, в «собачьих» ящиках. Добравшись до отца, он стал работать на шахте электриком, выдав себя за 16-летнего. Мы с младшим братом увидели его 19-летним — это был уже совершенно седой мужчина. У детдомовских детей было много горя, а виноватые рядом — немецкие дети. Не понимая, в чем наша вина, мы жили настороженно, все время ожидая вспышки чьего-нибудь гнева. Вся наша взрослая родня сидела по тюрьмам, как политзаключенные или сосланные. Две мамины сестры, освободившись из тюрьмы и из ссылки, взяли нас из детдома и отправили к отцу. Из тюрьмы освободилась Лилия Лоренцовна Варкентин вместе с мужем Иваном Абрамовичем. Сначала они работали учителями немецкого языка в Майминской школе №1, а дядя еще и в институте преподавал старославянский и древнерусский языки — всего он знал восемь языков. Иван Абрамович ещё и стихи писал на немецком. Оба они стояли у истоков создания газеты на немецком языке сначала в Барнауле, потом — в Москве. Вторая сестра — глазной врач Горно-Алтайской поликлиники Адина Лоренцевна Щербакова — молодой девушкой была сослана на Алтай и жила под присмотром властей. Благодаря нашей родне я окончила Горно-Алтайский пединститут, литературное отделение, а младший брат — Новосибирский институт геодезии, картографии и аэрофотосъемки. Он отслужил в армии свой срок, создал сад-оазис в Мурунтау, что близ «Учкудук — три колодца», сад в Горно-Алтайске, около Колхозной, где жил недавно, сейчас выращивает сад близ города Орла. Старший брат работал электриком, окончив электротехнический институт. Нас объединяет общая черта — мы не умеем за себя постоять, постоянно чувствуем себя виноватыми: я даже не умею смеяться, веселиться. Под надзором ОВД мы жили до 1956 года, но к этому времени он (надзор) уже не был строгим».

Весной 1944 года, после окончательного освобождения полуострова советскими войсками, также в Омскую область решением Военного Совета 4-го Украинского фронта были выселены те немцы (примерно 2,2 тыс. человек), которые каким-то образом смогли до этого времени удержаться в Крыму.

26 ноября  1948 года был принят указ Президиума Верховного Совета СССР, согласно которому депортированные из разных мест страны народы, в том числе немцы, были «переселены в отдельные районы…навечно, без права возврата их к прежним местам жительства». Только 3 ноября 1972 года указом Президиума Верховного Совета СССР ограничения для немцев в выборе места жительства были сняты полностью.

Эмиграционное движение, начавшееся в 1926-1927-м годах, привело к массовому выезду немцев в страны Европы и Америки. Кроме Германии, США и Канады выразили согласие принять переселенцев и четыре страны Южной Америки: Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай. Сегодня в Парагвае живут 23 тысячи меннонитов. Они освобождены от военной службы, получили разрешение свободно использовать немецкий язык в школе и церкви. Нормы поведения меннонитско-консервативных колоний, школа, община и управление сохранили старый уклад жизни неизменным.

Использованная литература:

  1. Немцы в Крыму. Очерки истории и культуры / сост. Ю.Н. Лаптев.- Симферополь : Таврия-Плюс, 2000.- 256 с.
  2. Материалы Международной научной конференции, посвященной 200- летию переселения немцев в Крым 6-10 июня 2004 г. История немецкой  колонизации в Крыму и на юге Украины в Х1Х- ХХ вв. / сост. Ю.Н. Лаптев.-  Симферополь :  АнтиквА, 2007. — 520 с.: ил.
  3. Скрипниченко В.Д. Крымские немцы : путь в 200 лет / В.Д. Скрипниченко, Н. П. Долдо.- Симферополь : Феникс, 2009.- 320 с.
  4. Габриелян О.А. Дорога к себе / О. А. Габриелян.- Симферополь : Предприятие Феникс, 2010.- 272 с.
Анкета для опроса получателей услуг, предоставляемых библиотечными учреждениями

 

 

 

Настоящая анкета заполняется:

 лично получателем услуги

 законным представителем получателя услуги

Пол:

 женский

 мужской

Социальный статус:

 учащийся;

 студент;

 пенсионер;

 инвалид;

 иной статус

В который раз Вы обратились в учреждение культуры за получением услуг:

 впервые;

 повторно;

 неоднократно.

Как Вы оцениваете свою информированность о работе учреждения культуры и порядке предоставления услуг:

 хорошо информирован(а);

 слабо информирован(а);

 не информирован(а).

1. Оцените комфортность условий и доступность получения услуг учреждения:

1.1 Уровень комфортности пребывания в учреждении (места для сидения, гардероб, чистота помещений и так далее) от 0 до 5 баллов

 1
 2
 3
 4
 5

1.2 Наличие дополнительных услуг учреждения (места общественного питания, проведение интерактивных игр, аудиогид и прочее) от 0 до 5 баллов

 1
 2
 3
 4
 5

1.3 Обеспечение безопасности (охрана, медицинское сопровождение, техника безопасности, средства защиты и прочее)от 0 до 5 баллов

 1
 2
 3
 4
 5

1.4 Наличие специальных условий для предоставления услуг категории граждан с ограниченными возможностями здоровья (наличие доступа в учреждение культуры (пандус, лифт, подъемники и т.п.)от 0 до 5 баллов

 1
 2
 3
 4
 5

2. Оцените время ожидания предоставления услуги:

2.1 Транспортная и пешая доступность учреждения от 0 до 5 баллов

 1
 2
 3
 4
 5

2.2 Удобство графика работы учреждения от 0 до 5 баллов

 1
 2
 3
 4
 5

2.3 Простота/удобство поиска необходимого издания от 0 до 7 баллов

 1
 2
 3
 4
 5
 6
 7

3. Оцените культуру обслуживания и компетентность работников учреждения:

3.1 Доброжелательность, вежливость и компетентность персонала учреждения от 0 до 7 баллов

 1
 2
 3
 4
 5
 6
 7

4. Оцените качество предоставляемой услуги учреждением:

4.1 Уровень удовлетворенности качеством оказания услуг учреждения в целом от 0 до 5 баллов

 1
 2
 3
 4
 5

4.2 Материально-техническое обеспечение учреждения культуры от 0 до 6 баллов

 1
 2
 3
 4
 5
 6

4.3 Наличие литературы, пользующейся спросом от 0 до 7 баллов

 1
 2
 3
 4
 5
 6
 7

5.0 Что Вам особенно понравилось или не понравилось на сайте? Есть ли у Вас пожелания и замечания по содержанию, оформлению и работе сайта?

С условиями ознакомлен

×
WordPress Lessons